Читайте в блогах

 

В Борисове судят полковника

Среда, 18 июля 2018 08:10

Во вторник, 17 июля, в Борисове начали рассматривать дело полковника Сергея Городинского. Сразу скажем, что это дело не связанно с делом Коржича, но оно тоже весьма показательно с точки зрения перегиба и поиска чёрной кошки в тёмной комнате.

Те, кто служил в армии, знают, что для поддержания должного уровня дисциплины, солдат должен постоянно что-то делать, чтобы дурные мысли не закрадывались. Вот и катают квадратное, а круглое носят, что б задолбались и спали.

Но, видать, в ночь с 9 на 10 ноября 2016 года, сержант и пара рядовых, шутки ради перевернули кровать, в которой спал их сослуживец. Солдат на себе испытал силу земного тяготения и ударился головой об тумбочку, получив ушибленную травму головы, относящуюся к легким телесным повреждениям

Командир 60-го отдельного полка связи Северо-западного оперативного командования, полковник Сергей Городинский получил сообщение о травме солдата, но, решив не выносить сор из избы, отдал распоряжение доставить бойца в Борисовскую ЦРБ и не сообщать о ЧП «выше», - кому охота лишаться премий и встречать у себя кучу проверяющих?

Пока не ясно, кто «сдал» орденоносца, но дело попало аж в контрразведку и на волне борьбы с дедовщиной пошла раскрутка как за шпионаж и измену Родине.
Вину полковник признал.

— Полностью раскаиваюсь в содеянном, — сообщил он во время судебного заседания. - Я применил дисциплинарное взыскание, думал, инцидент исчерпан
— И какое решение вы приняли? — уточнил гособвинитель.
— Двоим военнослужащим было предъявлено дисциплинарное взыскание — по 10 суток ареста, а третьего командир подразделения наказал нарядом вне очереди.

Но контрразведке в 2017 году показалось мало 10 суток ареста и осенью 2017 года сержанта и двух военнослужащих осудили. Один из них, рассказал Сергей Городинский, получил 2 года и три месяца, двое — по два года.

Полковник не отрицает, что сказал дежурному до выяснения обстоятельств не сообщать о случившемся «выше».
— Почему потом не сделали доклад? — уточнил гособвинитель.

— Не могу сказать. Принял неправильное решение. Я применил дисциплинарное взыскание, думал, инцидент исчерпан.


Вот так, обычная шишка на лбу, о которой сам солдат давно забыл, сломала судьбы стольких людей.


Оцените новость:
(0 голосов)