Цена успеха

Пятница, 15 марта 2019 06:38 Прочитано 2520 раз

В плотном графике работа-выступления нам никак не удавалось встретиться с достойным внимания борисовским исполнителем своих композиций - Евгением Лучиным. Но, мы всё равно поймали его в минской звукозаписывающей студии и упросили уделить нам хотя бы полчаса.

- Евгений, многие наши читатели мгновенно зададут себе вопрос: «Кто это, Евгений Лучин? Тима Белорусских знаем, Солодуху знаем, ЛСП знаем, даже о борисовских Санроудах слышали, а вот Лучина – не знаем» Так кто такой Евгений Лучин?

- Евгений Лучин - это современный композитор, поэт и исполнитель, который пишет свою музыку для современных и прогрессивных людей, для которых важна не только музыка, но и энергетика, наполняющая каждую клеточку тела. А так как моя музыка написана исключительно под вдохновением, то она ещё и приятна, и полезна. Я долго шёл к своей мечте и поэтому цена ее высока. Я имею в виду не меркантильный вопрос стоимости, а духовный. Именно поэтому я уверен, что добьюсь высоких вершин в музыке, потому что мои песни созданы самой душой. А мои поклонники это знают, и с каждой песней их становится всё больше и больше.

 

- Всё это хорошо, Евгений, но почему мы захотели рассказать о тебе, своим читателям? Мы узнали, что одной из твоих песен заинтересовался какой-то скандинавский режиссёр и хочет её взять в свой фильм в качестве саундтрека. Врут? Ведь для творческих людей из Борисова такой прорыв редкость.

- Нет, не врут. Но какой это прорыв? Обычный рабочий процесс. С помощью моих друзей, на меня действительно вышел молодой норвежский режиссёр Оле Магнуссон, который снимает фильм с рабочим названием «Испытание раздольем». Фильм об эмигрантах, в том числе и из Беларуси. Сценарий я читал и даже видел пару пилотных моментов со съёмочной площадки. Могу добавить, что это художественный фильм в жанре драмы, и снимается он на студии «Film Camp» как в Норвегии, так и в Евросоюзе. Мы с Оле сейчас определяемся, то ли дать ему уже существующую композицию, то ли написать специально для фильма отдельную песню.

- Молодёжь явно тебя не знает, ведь ты не поёшь рэп. Твои слушатели, кто они?

- Частично я уже ответил: мои слушатели – прогрессивные люди, неважно какого возраста и пола. Они слушают не только музыку и слова, но и нечто большее, - энергетику. Понимают ритм и красоту. Они способны оценивать смысл, который я закладываю в каждую композицию. Так что моим слушателям повезло, что появился такой замечательный исполнитель (смеётся).

- Мы слышали, что ты выступаешь исключительно на закрытых минских вечеринках и не по борисовским расценкам, а гораздо выше. Так как твои песни обладают каким-то там лечебным эффектом с воздействием на мозг. Это такой своеобразный «25 кадр» только в музыке?

- (Смеётся) Нуууу, насколько я знаю, миф о «25 кадре» уже развеян, хотя японцы до сих пор используют его в своих рекламах. А что касается моих песен, то да, я пытался делать со своими композициями нечто подобное, внедряя при записи определённые технические модуляции, так называемые бинауральные ритмы, способные вызывать бинауральный эффект. Для этого используется специальная аппаратура, но скорей всего из этого мало что вышло. У людей после концерта новые зубы не вырастали (смеётся). А в целом …. многие слушатели действительно отмечают после прослушивания явное улучшение настроения и даже самочувствия. Я до сих пор не знаю, то ли это эффект плацебо, то ли эффект Евгения Лучина. И у вас неверная информация. Я выступаю не только на закрытых корпоративных вечеринках в Минске, но и в Борисове выступаю тоже. В принципе, я мобилен и могу спеть в любом городе. А что касается моих гонораров… Хорошее никогда не бывает дешёвым. Но и тут я считаю, что мои выступления вовсе не так дороги, как вам кажется. Их может потянуть как средняя фирма, так и средний класс для своих праздников.

 

- Для тебя музыка – это хобби, или средство к существованию?

- В данный момент для меня музыка это уже не хобби. И хотя моя профессия приносит мне достаточный доход, чтобы не чувствовать себя за бортом жизни, я разумеется не против, чтобы музыка из увлечения переросла в способ зарабатывания ещё больших средств. Ведь, когда ты не сильно заботишься о куске хлеба, то можешь полностью отдаваться творчеству.

- Что для тебя стало толчком к тому, что ты решил всё-таки заняться музыкой уже профессионально?

- Я очень рано понял значение музыки в своей жизни. Помню, как в детстве впервые увидел у мужа крёстной баян. Меня поразила его способность извлекать из этой большой коробки звуки с помощью блестящих пуговиц, и я захотел делать тоже самое. Мама показала мне основы игры. Через полгода я уже мог на слух подбирать песни, что с удовольствием делал на семейных посиделках. Уже тогда, исполняя простенькие песенки, я почувствовал способность музыки глубоко и проникновенно раскрывать богатый мир человеческих переживаний.
«Вот, это моё! Вот чем я хочу заниматься», - подумал я, и мама, сама музыкант с образованием, в первом классе отдала меня в музыкальную школу. Жили мы бедно и трудно. И хотя деньги не были самоцелью, приходилось много работать. Музыка была заброшена. Наверно должно было пройти время, что бы мозги перестроились, и я созрел, поняв, что на любимое занятие всегда найдутся и время, и силы, и творческие порывы. И тут помог случай, после которого я понял, что пора поставить музыку на первое место.
Однажды, в минском подземном переходе я услышал звуки саксофона. Я обожаю этот инструмент и всегда с упоением слушаю записи мировых саксофонистов: Чарли Паркера, Стэна Гетца, Фила Вудса. А тут на саксе играет мой знакомый по учёбе. Разговорились, и я попросил поиграть на его инструменте. Играл, я конечно так себе, но как мне показалось с воодушевлением. Мимо проходил пожилой мужчина с футляром для скрипки. Он остановился, внимательно послушал пару минут, а затем положив в коробку для мелочи пару купюр, пошёл дальше. И тут меня как молнией поразило: «На что я трачу свою жизнь?! Почему я уже 15 лет предаю свою мечту и не занимаюсь тем, к чему лежит душа? Почему я не стараюсь с помощью музыки выразить своё видение мира? Я погряз в зарабатывании денег, забыв о том, что деньги всего лишь инструмент к цели о которой грезил в детстве». Я понял, что боялся критики со стороны профессионалов, а этот пожилой музыкант своим ненавязчивым признанием моей игры, придал мне уверенность в своих силах. И тут же в голове, на обратной дороге домой, родилась песня.

 

- Какая часть твоей работы доставляет больше всего удовольствия - запись песен, концерты, общение с поклонниками или, может, еще что-то?

- Конечно это выступления на сцене. Когда я выхожу туда, я действительно чувствую воссоединение со своими поклонниками. Я чувствую эти магнитные поля и добрые флюиды от своих слушателей, от тех, кто пришёл на моё выступление. Особенно от тех, кто впервые слушает меня. Это можно отнести к сказкам, но я правда ощущаю эти потоки удивления и восторга. Я не устаю на выступлениях. Наоборот, подпитываюсь от зала. Но я не вампир! (смеётся). Я и отдаю многое, и энергетику и силу. После выступлений у меня столько идей, только успевай записывать намётки будущих композиций. Поэтому у нас взаимообразный обмен эмоциями на профессиональном уровне.

- Твоя семья, дети, считают твою музыку блажью, мол, скоро перебесится и само пройдёт? Или они рассчитывают, что ты станешь богатым, знаменитым и не мешают, когда папа запирается в кабинете и творит?

- Моя семья всячески меня поддерживает. Эта поддержка строится на доверии и знании, что я обязательно своего добьюсь. Так уже бывало, и не раз. Моя семья музыкальная. Мой сын учится в музыкальной школе, играет на гитаре. Уже сам сочиняет музыку. Без ложной скромности могу сказать, что я являюсь для него объектом подражания. Но не слепого, а вдумчивого. Я смотрю, что он берёт самое лучшее, и даже это старается улучшать. Поэтому никто в моей семье не считает мою музыку, тексты и исполнение мимолётным увлечением, и прихотью от нечего делать. Всё расценивается, как инвестиции в будущее, которые уже приносят удовлетворение от жизни. Мои близкие верят, что я выйду на большую сцену, оставив после себя творческий след в ноосфере мироздания.

- Ты грезишь славой и большими деньгами. Но закулисье шоу-бизнеса довольно грязное местечко. Ты готов идти по головам к своей цели?

- Я не погружаюсь в грёзы, а просто работаю, зная, что вода по капле и камень точит. Считаю, что идти по головам это конечно скоростной лифт, но довольно неблагородное занятие. Как можно, создавая такую энергетически положительную музыку как у меня, идти по головам?! Это не мой способ. Своим слушателям я понятен, не вызываю напряжения и ощущения опасности, а поэтому хочу, чтобы мой зритель принимал меня такого как я есть. Да я и есть такой же, как и все, только ещё и пою.

- Что ты можешь сказать о той музыке, которую сейчас усиленно продвигают радио и телевидение?

- Хотелось бы сказать что-то хорошее, но это трудно. Нет, бесспорно на радио и телевидении есть хиты, мировые хиты, но современная музыка, к сожалению, очень мало отвечает требованиям потребителя, ее скорее навязывают. На ТВ и радио господствуют продюсеры, которые заинтересованы лишь в коммерческом успехе. Поэтому так много однотипной музыки с бессмысленными текстами. Впрочем, так будет не всегда, и я верю, что это закончится. Может с меня и начнётся (смеётся)

- Как ты думаешь, почему уже который год на конкурсе Евровидение, Беларусь будет представлять не выходец из страны. У нас закончились исполнители?

- Я бы не хотел отвечать на этот вопрос. Эта тема очень болезненна для меня. Я пробовал туда пробиться. Вовсе не для победы, а посмотреть этот процесс изнутри, но мне сразу заявили – неформатная музыка. Я думаю в Беларуси есть достойные артисты, просто есть одна проблема, с которой столкнулся и я. У нас для артистов и молодых исполнителей везде закрыты двери.

- В стране создался стереотип, что для того, что бы твои песни были успешными ты должен петь на английском языке. Собираешься ли ты идти этим путём?

- Я свободно владею английским языком и разумеется рано или поздно я использую эти знания, написав такую композицию. И тем не менее считаю, что и молодые исполнители, и состоявшиеся поют на английском языке, желая внести новизну в своё творчество в период кризиса. У меня пока кризиса нет (смеётся), и моё творчество в самом разгаре, поэтому плотно я не задумываюсь над этим.

- Что бы ты хотел получить от своей творческой деятельности кроме денег и славы?

- Я бы хотел не славы, а признания. На мой взгляд, это разные понятия. Слава скоротечна. А признание – это уже как минимум десятилетия.
Поэтому я бы хотел получить признание от людей. Хочу, что бы моя музыка нравилась, приносила удовольствие, и люди находили в ней что-то особенное, то, что они раньше не встречали. А поскольку моя музыка всё-таки обладает живительным эффектом, я хочу, чтобы моим слушателям в этой непростой жизни становилось легче. Стало ему грустно и плохо – поставил мою песню, ему полегчало. Что бы моя музыка меняла события к лучшему и благодаря этому моих поклонников становилось всё больше и больше. Я хочу и могу нести в этот мир свой живительный эффект. Это совершенно новый уникальный подход к музыкальному произведению, моя авторская методика. С помощью своей музыки хочу внести весомый культурный вклад в мою страну. Вот тут уже можно говорить о славе, но не моей, а Беларуси в целом. И это не пафос на церемонии вручения «Грэмми», я действительно этого хочу.

- Что ж, Евгений, я смотрю, что ты поглядываешь на часы. Спасибо за беседу. Было, любопытно узнать о кино и живительных песнях. Понимаю, что твоё время дорого, а поэтому напоследок пообещай, что будешь информировать нас о своей жизни и творчестве.

- И вам спасибо, свои события и композиции я выкладываю в соцсетях, поэтому всё моё творчество и жизнь доступны для всех. Мне скрывать пока нечего (смеётся), но разумеется об особо значимых событиях я буду рассказывать в первую очередь вам, как городскому порталу. Вы прикольные.