Читайте в блогах

 

Жизнь после «Евровидения»: дуэт «Александра и Константин» отмечает 20-летие творческой деятельности

Четверг, 29 ноября 2018 07:37

C Александрой Кирсановой и Константином Драпезо мы встречаемся у самых границ Прилепского заповедника. Резиновые сапоги, толстые непромокаемые куртки с прикрывающими лоб капюшонами и три собаки на поводках — узнать артистов в этих «образах» практически невозможно. Александру выдает голос — тот самый, который вся Европа услышала в 2004 году в Стамбуле. «Ариша, сиди смирно, у нас гости», — командует она собаке. Ариша, она же Ария — обаятельный метис питбуля с бархатной шерсткой и незабываемыми глазами, которого музыканты почти 10 лет назад забрали из пункта временного содержания животных на Гурского. Двух других собак, Дусю и Сказочку, тоже в свое время спасли от гибели. Разговор о четвероногих питомцах плавно переходит к собственно поводу для нашей встречи: 20–летию творческой деятельности и большому концерту в минском Дворце культуры профсоюзов. Но сначала — о животных, которые действительно родились под счастливой звездой.

Александра Кирсанова (А.К.): В 2009 году волонтеры общества защиты животных «Эгида» пригласили нас выступить на акции «Быть добру», во время которой все желающие могли выбрать себе питомца. Мы присели сделать коллективное фото, рядом оказалась Ариша. И вдруг мое сердце дрогнуло, я почувствовала, что эта собака нуждается в нас. Собственного жилья на тот момент мы не имели, но все же пошли на этот рискованный шаг и забрали Арию себе. Как потом узнали, наша девочка попала в отлов и была на Гурского, где ее ждало усыпление. Если бы Арию никто не забрал, ей просто сделали бы укол...

Константин Драпезо (К.Д.): Пока собака приходила в себя, мы старались как можно меньше оставлять ее одну и постоянно брали с собой в гости, путешествия, на концерты. Ариша даже ездила с нами в Витебск на «Славянский базар».

А.К.: Затем в нашей семье появилась Дуся. Ее я нашла в подъезде, когда приехала к родителям в Борисов и услышала чей–то жалостный плач. Смотрю: щеночек маленький. Забрала ее и отнесла домой — у мамы как раз был день рождения. Чуть позже, когда родителей не стало, мы забрали собаку в нашу стаю.

К.Д.: А Сказочка присоединилась к нам в 2015 году. Мы ехали с концерта, Александра листала ленту Фейсбука, где увидела фотографию щенка с переломанными лапами, которого сбила машина.

А.К.: Я как увидела его, поняла: это наш пес. Так взяли Сказку на передержку. Выходили ее, сделали за свои деньги несколько операций. И когда волонтеры предложили дать объявление и уже начать пристраивать собаку, мы сели, посмотрели на Сказочку и спросили: «Ну и кому мы тебя отдадим? А вдруг обидит кто?» В общем, не поднялась рука отдать Сказку другим людям.

— Вы не раз говорили, что собаки и музыка — ваша главная страсть. С собаками разобрались. А вот с музыкальной деятельностью, мне кажется, чуть сложнее: о вас давно ничего не было слышно, сложилось впечатление, будто вы исчезли с музыкальных горизонтов. И вдруг новость — большой юбилейный концерт.

А.К.: Никуда мы на самом деле не пропадали. Продолжали работать, репетировать, выступать. Родилась песня — записали. Позвали на корпоратив — выступили. Кроме того, в последние годы нас часто приглашают на фестивали и международные конкурсы в качестве членов жюри. Плюс начали заниматься преподаванием.

К.Д.: А как начали? Знакомые просили позаниматься с их детьми. Потом пришли другие детки, заработало сарафанное радио... Сейчас наши трудовые книжки находятся в Сеницкой средней школе имени Янки Купалы, где мы с Александрой преподаем музыкальные дисциплины.

— А концертов, эфиров на ТВ вам хватает? Можете пожаловаться на отсутствие выступлений?

А.К.: Недавно появилась мода делать корпоративные мероприятия в стиле «Евровидения». На такие праздники нас зовут достаточно часто как первых представителей Беларуси на конкурсе. Еще, бывает, приглашают на различные праздники в стиле этно, в основном в загородные агроусадьбы. Но не скажу, что таких приглашений много. Ведь есть еще нюансы по оплате. Артистов хватает, их стоимость на рынке корпоративных услуг низкая, особенно сейчас, когда пошла волна с кавер–бэндами.

— Не обидно, что, несмотря на 6 альбомов, в глазах белорусов вы все равно остаетесь исполнителями одного–единственного хита?

К.Д.: С возрастом мы стали по–другому смотреть на многие вещи. Обиды нет. Мы давно заметили: чем больше обижаешься, тем хуже энергетическое поле вокруг тебя.

А.К.: На самом деле наша музыкальная карьера после «Евровидения», несмотря на не слишком высокое место, пошла вверх, а не на спад, как многие думают. Для нас и участие в конкурсе, и его результаты были своевременными. И песня My Galileo до сих пор работает на нас. Самым главным после поездки в Стамбул было взять себя в руки и не огорчиться результату — не самому, может быть, ожидаемому. Нельзя упрекать артистов в том, что они не прошли в финал. Победить, поверьте, хотят все. Но финал не резиновый. Да и нюансов там много.

— Так что все–таки побеждает: талант или политика?

А.К.: И политика в том числе. Но страна выигрывает только тогда, когда все ветви — музыкальные, политические, энергетические — сплетаются в одно большое гнездо причин и следствий. Финляндия, например, 50 раз участвовала в конкурсе, а на 51–й пришли «Лорди» и всех порвали. Верю, что рано или поздно кто–то из белорусов обязательно победит на «Евровидении».

— Беларусь уже 15 лет пытается войти хотя бы в пятерку финалистов. Но потолок нашей страны по–прежнему шестое место Дмитрия Колдуна. Как так? Чего не хватает?

А.К.: Всего хватает. Артистов талантливых много. Я вообще считаю, что, если есть желание и рвение, нужно обязательно пробовать свои силы в нацотборах. Это как минимум хороший информационный повод. А как максимум кто–нибудь услышит да ухватит, а если сойдутся звезды и артист съездит на «Евровидение», то его имя–фамилия осядут в головах у людей, и затем ему будет легче делать какие–то движения на эстраде без вопросов «а кто это вообще такой?»

К.Д.: К «Евровидению», на мой взгляд, приковано слишком много внимания. Есть огромное количество таких же конкурсов, да еще и с солидными денежными призами. Другое дело, что они нетелевизионные, соответственно о них мало кто знает. Сила телевидения по–прежнему притягивает артистов. А «Евровидение» — это как чемпионат мира по футболу. Можно не быть болельщиком, но раз в год собраться с друзьями, включить канал и обсудить всех и каждого.

К слову, после «Евровидения» мы с конкурсами не завязали. Хотелось проверить себя: неужели мы такие бездарные? Но поехали и повыигрывали кучу вокальных состязаний. То есть «Евровидение» — вообще не показатель способностей артиста.

А.К.: Но это хорошая проверка друзей. Наше окружение сразу распалось на до и после. Те, кто искренне был с нами, те остались. Остальные ушли. И второй плюс: мы с Константином умудрились не разругаться между собой, а пережить все это вместе.

— В чем же ваш секрет мира и взаимопонимания?

К.Д.: Нужно просто создать свой закрытый мир и не впускать туда чужих людей. И еще обязательно жить рядом с природой.

— Я тут подсчитала, что сегодняшним юбилейным концертом вы отметите не только 20–летие совместного музыкального творчества, но и 20–летие совместной жизни. Все верно?

К.Д.: Да, мы с Александрой в 1998 году как начали вместе выступать, так больше не расставались — ни на сцене, ни в жизни. Что касается концерта, то сыграем все наши песни, которые сочинили за два десятка лет. Специальным гостем станет Георгий Колдун — мы вместе учились на геофаке БГУ, но в разные годы. Также сегодня выйдут на сцену победители республиканского конкурса «Новые имена Беларуси» Руслан Рогалевич и Кирилл Артеменко, продюсированием которых мы занимаемся. Обещаем исключительно живой звук — по–другому мы просто не работаем.


Советская Белоруссия


Оцените новость:
(0 голосов)