Читайте в блогах

 

"Инструментам, на которых сегодня играют наши дети, двадцать пять и более лет. Есть такие, которым и по сорок"

Пятница, 30 марта 2018 07:19

На недавней встрече Александра Лукашенко с творческой молодежью одной из самых резонансных стала тема обеспечения учреждений образования в сфере культуры и искусства музыкальными инструментами. Фабрики, выпускавшие их с советских времен, давно закрыты. Как обновлять изношенные пианино и цимбалы, баяны и аккордеоны? Президентом поставлена задача отремонтировать все старое и восстановить производство инструментов на более высоком уровне.

Корреспонденты «Рэспублікі» отправились на родину двух наших некогда легендарных музыкальных брендов — в Борисов и Молодечно.

Если не знать о судьбе Борисовской фабрики музыкальных инструментов, оказавшись на ее территории, можно подумать, что предприятие живет и процветает. Весь двор завален пиломатериалами, очень похожими на те, из которых когда-то делали пианино «Беларусь». Оказалось, частник давно выкупил часть помещений и развил здесь бурную деятельность. Чтобы понять, что же происходит с самой фабрикой, достаточно войти внутрь огромного пустующего производственного корпуса: одинокое запылившееся полуразваленное пианино как символ сегодняшнего дня сферы производства музыкальных инструментов. Десять лет здесь звучит только печальная мелодия.

Лот не продан

Председатель ликвидационной комиссии Василий Ковальчук очень быстро вводит нас в курс дела и торопится убежать дальше по делам. Такое ощущение, что ему самому больно смотреть на то, что происходит с фабрикой:

— Примерно третья часть площадей была продана еще в начале двухтысячных. Частники разобрали в основном небольшие помещения. Ликвидация предприятия как юридического лица идет с 2013 года. Сначала продавали как имущественный комплекс одним лотом. За два года желающих не появилось. Потом поделили на двенадцать лотов, за это время продали только один. Новый собственник пока делает ремонт, перекрыл крышу, скоро начнет свою деятельность. Остальные помещения, а это основные производственные корпуса большой площади, никому не нужны. Логичным было бы открыть здесь какое-то серьезное крупное производство, но желающих пока нет. Появятся ли вообще? Вопрос открытый.

Из лидера по валютной выручке в банкроты

А может быть, здесь снова наладить производство пианино? Убрать, подремонтировать, завезти оборудование — и вперед.

Николай Крот, человек, последним уходивший с фабрики, лишь печально улыбается на это мое предложение. Ему тоже больно смотреть на то, что осталось от предприятия. Даже не хочет заходить вовнутрь, так и разговариваем на улице. Он ведь помнит фабрику процветающей. Пришел туда в 1990-м молодым специалистом после окончания технологического института. Тогда получить такое распределение было счастьем. Начинал мастером, потом был начальником участка, технологом, через десять с лишним лет дорос до исполняющего обязанности директора фабрики. Правление в свои руки принял, когда предприятие уже лежало на лопатках:

— Когда я только пришел, мы выпускали по 90 пианино в день, а в начале двухтысячных — не более трехсот в месяц. В лучшие годы в Борисове работало две тысячи человек, еще на районе был небольшой завод и филиалы в Молодечно и Москве. Наше предприятие было одним из лидеров по валютной выручке.

Николай Николаевич может долго вспоминать золотые времена фабрики. Ведь пианино расхватывали как горячие пирожки. Очень много инструментов уходило на экспорт. В Борисове купить его можно было только по предварительной записи. Брали все подряд: кому надо и кому не надо — авось дети захотят заниматься музыкой. Да и просто как предмет мебели оно смотрелось неплохо. Первый звоночек прозвенел сразу после распада СССР. В тот непонятный период на складах образовался запас продукции. Несколько месяцев — и сбыт снова наладился. Но уже тогда начался спад. Сперва сократили производство, потом специалистов.

Последний директор фабрики говорит, что вся беда была в отсутствии оборотных средств. Изготовление пианино — это сложное производство с длинным технологическим циклом. Купленное сырье превращалось в готовый музыкальный инструмент только через восемь месяцев. В такой ситуации «оборотка» была нужна как воздух:

— Боролись до последнего, очень рассчитывали на поддержку госбюджета, но в 2005-м поняли, что барахтаться бесполезно.

— Неужели не было возможности оставить хотя бы небольшое производство? Или продать предприятие частнику?

— Небольшое? — переспрашивает Николай Николаевич. — Дай бог памяти: на пианино необходимо 3018 наименований сырья и материалов. Это очень сложное производство. В одном помещении его не соберешь. К тому же придется замораживать большие деньги в сырье.

Но в Борисове, к слову, даже после закрытия фабрики еще пытались реанимировать производство «Беларуси». Сам Крот ушел отсюда последним в 2012-м. Несколько лет разрабатывали проект строительства новой фабрики на новом месте. Был выделен участок, готовы все сметы. Стоимость проекта была 15 миллионов евро. Главное — был сформирован портфель международных заказов — около 500 инструментов в месяц (на потребление внутри страны сильно не рассчитывали). Хотя изначально мощности рассчитывались на триста в месяц. Предполагалось, что на свои рабочие места вернутся 350 специалистов. В итоге очередной кризис и бренд музыкальных инструментов «Беларусь» перестал существовать.

Николай Николаевич с сожалением говорит, что, ко всему прочему, тогда массово стали появляться электронные пианино. Белорусские инструменты люди без проблем поменяли на китайские. Качество звука — сами все понимаете. А ведь когда-то наши пианино славились именно своим звучанием.

Инструмент по наследству

С десяток пианино «Беларусь» по сей день звучат в Борисовской детской музыкальной школе искусств. Большинство были куплены около двадцати лет назад, некоторые еще раньше. Поэтому и неудивительно, что износ у них более восьмидесяти процентов. Но директор Сергей Клопов не ропщет:

— На борисовской фабрике были очень сильные специалисты, хорошие слухачи — им никакие приборы не нужны были. После закрытия производства мы пригласили на работу несколько квалифицированных настройщиков. Они и ремонтируют инструменты своими силами. Поэтому неисправных у нас вообще нет — все играют.

Конечно, Сергею Олеговичу хотелось бы, чтобы их инструменты обновлялись чаще. За последние годы благодаря городскому бюджету и помощи спонсоров купили баян, аккордеон, виолончель, несколько флейт, домры. Появился у них и электронный синтезатор. Для гастролирующих коллективов, а у школы два образцовых и один народный, он просто незаменим. Однако обучают игре только на акустическом инструменте.

Но как воспитанникам школы искусств делать домашнее задание? Где брать пианино. Клопов уверяет, что такой проблемы у них вообще нет. В советские времена чуть ли не в каждой второй борисовской квартире стояло пианино «Беларусь». Сергей Олегович свое приобрел больше тридцати лет назад: когда-то дочка играла, а теперь это просто предмет мебели. В других же домах, как правило, инструменты передаются из поколения в поколение. У некоторых они без дела простаивают годами. Да, лучше от этого не становятся, но остаются в приличном состоянии. Поэтому сегодняшние дети играют на мамином или бабушкином инструменте, иногда — купленном у соседей. Если есть проблемы с настройкой, школа без вопросов поможет.

Как обходятся без пианино в других городах страны? Директор пожимает плечами. Ведь очевидно, что вряд ли есть в стране другой городок с таким количеством фортепиано. В то же время руководитель отлично понимает, что еще лет пять, максимум десять — и его школа сама может столкнуться с вопросом нехватки этих инструментов. Значит, фабрика по производству пианино все же нужна?

«Возобновить собственное производство — правильный шаг»

Представители музыкальных учреждений поделились своими мнениями по поводу состояния имеющихся в школах инструментов и перспектив возобновления их производства в стране:

Сергей АШЕЙЧИК, директор школы искусств № 2 Осиповичей:

— Инструментам, на которых сегодня играют наши дети, двадцать пять и более лет. Есть такие, которым и по сорок. А ведь раньше двадцатилетнее пианино списывали. Сегодня же мы, подлатав своими силами, вынуждены дальше на них играть. Очень жаль, что в свое время не смогли удержать на плаву Борисовскую фабрику. Ведь пианино «Беларусь» ценилось во всем мире, даже в Америку их оправляли. Считаю, что возобновление производства музыкальных инструментов — правильный шаг. Если мы сможем достичь того качества, что было раньше, то оно будет востребовано не только в нашей стране, но и далеко за ее пределами.

Элла БОРИСОВА, директор детской музыкальной школы искусств № 16 Минска:

— Конечно, время, когда надо было возобновлять производство музыкальных инструментов, упущено. Но не все потеряно. Начни мы это делать сегодня, будет хороший задел на будущее. Еще некоторое время, пока будет налаживаться производство, протянем и на старых инструментах. Хотя мы уже сейчас ощущаем острую потребность и в баянах, и в аккордеонах, и, конечно, в фортепиано. Да, в музыкальных магазинах нет дефицита инструментов: там — на разный вкус и на любой кошелек. Отлично понимаем, что хороший инструмент не бывает дешевым, но очень ждем время, когда сможем приобрести белорусское пианино. Не одно поколение выдающихся музыкантов выросло на «Беларуси», и верим, что так будет и дальше.

Ирина ТОЛКАЧ, директор Подсвильской детской школы искусств, Глубокский район:

— С инструментами действительно тяжеловато. Наша школа открывалась больше 35 лет назад, поэтому износ сильный, особенно баянов и аккордеонов. А настроить их очень проблематично. Нужен специально обученный мастер. За 10 лет, что работаю директором, ни одного нового инструмента не приобрели. Последний раз бэушный баян за 3 миллиона на «старые» деньги покупали. А новые тогда от 14 миллионов стоили. Так что, очень конечно, хорошо, если бы собственное производство инструментов у нас восстановилось.

Александр БЕРНАЦКИЙ, директор детской музыкальной школы искусств № 8 имени Г.Р.Ширмы, Минск:

— В музыкальных школах фортепиано эксплуатируются ежедневно, с утра до вечера. В нашей — износ всех без исключения фортепиано составляет 100 и более процентов. Но на них надо играть, учить детей, делать их лауреатами, мотивировать к поступлению в ссузы и т.д. Что касается ремонта инструментов, считаю, это зря потраченные деньги. Потому что базы ремонтной у нас в стране нет, она пропала вместе с предприятиями, которые изготавливали новые инструменты. Средства на ремонт нужно передать на закупку новых инструментов. А производство проще начать с нуля. И еще нюанс, о котором мало кто знает. Важно, чтобы такое производство было под контролем государства, не как прежняя Борисовская фабрика — в ведении и структуре общественной организации, Союза музыкальных деятелей.

 

Читать полностью: https://www.sb.by


Оцените новость:
(0 голосов)